понедельник, 2 апреля 2018 г.

Конкурс "Полёт фантазии"



Приглашаем принять участие 
в творческом конкурсе «Полёт фантазии»!
Задание – выбрать из предложенного списка стихотворение
и создать к нему иллюстрацию.
Ваше оригинальное видение произведения
и полёт фантазии – приветствуются!

Условия конкурса: 
1. Участник должен выбрать одно из предложенных стихотворений и нарисовать для него иллюстрацию (принимаются работы как нарисованные от руки, так и созданные на компьютере). 
2. Срок приема работ с 3 по 16 апреля 2018г. От одного участника принимается одна работа. Возраст участника должен быть более 12 лет.
3. Требования к оформлению работ:
- работы принимаются в бумажном виде, в формате А4 или А3;
- на обороте укажите, к какому стихотворению сделан рисунок.
 4. Предоставляя работу на конкурс, участник подтверждает, что работа выполнена им лично, и даёт разрешение на публикацию работы в социальных сетях (с указанием авторства) и демонстрацию работы на выставке в Центральной библиотеке г.Елизово.
20 апреля на всероссийской акции Библионочь-2018 
в Централь
ной библиотеке г.Елизово
пройдёт выставка работ участников конкурса,
 будут объявлены победители по номинациям и вручены призы.

Работы принимаются по адресу: г.елизово, ул.Рябикова 40, Лингвистический отдел Центральной библиотеки
тел.: 8(41531)6-46-84

Положение о конкурсе размещено на сайте www.elizovolib.ru

Мы предлагаем выбрать одно стихотворение из следующих:


Юнна Мориц


Мята в твоем зеленеет глазу,
Верба мерцает и вереск.
Заговор знаю - он мелет бузу,
Чушь, околесицу, ересь,
Воду он пестиком в ступе толчет,
Вечно темнит и туманит,
Враз не заманит - так вмиг завлечет,
Не завлечет - так заманит!
Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною!
Что за трехглазое пламя влекло
Крепко забыть остальное?!.
Вот и узнаешь, какая тоска
Ветром каким прознобила
Всех, кого раньше брала в облака,
Всех, кого брать разлюбила.
Я отрываюсь легко от земли -
Дай только повод серьезный!
Плащ мой - в серебряной звездной пыли,
Путь мой - в черемухе звездной!
Это летают мои корабли
В глубь неизвестности грозной.
Плащ мой - в серебряной звездной пыли,
Путь мой - в черемухе звездной.
Это меня не узнал ты вчера
В молниях, в огненном шлеме.
Сириус - брат мой, Венера - сестра,
Ты - мое лучшее время.

Ирина Ратушинская
«Последний дракон»

Плохо мне, плохо. Старый я, старый.
Чешется лес, соскребает листья.
Заснешь ненароком – опять кошмары.
Проснешься – темень да шорох лисий.
Утро. Грибы подымают шляпы.
Бог мой драконий, большой и добрый!
Я так устал: затекают лапы
И сердце бьется в худые ребра.
Да, я еще выдыхаю пламя,
Но это трудно. И кашель душит.
В какой пустыне метет крылами
Ангел, берущий драконьи души?
Мне кажется, просто меня забыли,
Когда считали – все ли на месте.
А я, как прежде, свистнуть не в силе,
Чтоб дохли звезды и падал месяц.
Возьми меня, сделай такое благо!
В холодном небе жадные птицы.
Последний рыцарь давно оплакан
И не приедет со мной сразиться.
Я знаю: должен – конный ли, пеший –
Прийти, убить и не взять награды…
Но я ль виноват, что рыцарей меньше
Ты сотворил, чем нашего брата?
Все полегли, а мне не хватило.
Стыдно сказать, до чего я дожил!
В последний рев собираю силы:
За что я оставлен без боя, Боже?


Андрей Сметанин

Бумажный кораблик
По имени «Книга»
Не хуже корвета,
Фрегата и брига
Меня увлечёт
В океаны мечтаний,
Где щедро откроет
Сокровища знаний.
Готовы нести меня
В дальние страны
Рассказы и сказки,
Стихи и романы.
Страниц паруса
Наполняются бризом
Историй талантливых,
Полных сюрпризов.
А я командор
Экспедиции-чтения.
Поплыли со мною
Искать приключения!

Сергей Михалков     
«Несбывшиеся мечты»

Когда мне было восемь лет,
Мечтал я лишь о том,
Чтоб небольшой велосипед
Ко мне вкатился в дом.
Я утром, вечером и днем
Катался бы на нем.
Обидно было мне до слез,
Когда я слышал: — Нет!
С тобой, малыш, и без колес
Не оберешься бед.
О санках я зимой мечтал
И видел их во сне.
А наяву я твердо знал:
Их не подарят мне.
— Успеешь голову сломать! —
Мне всякий раз твердила мать.
Хотелось вырастить щенка,
Но дали мне совет,
Чтоб не валял я дурака
В свои двенадцать лет.
Поменьше о щенках мечтал,
А лучше — что-нибудь читал.
Я редко слышал слово: «Да!» —
А возражать не смел,
И мне дарили все всегда
Не то, что я хотел:
То — шарф, то — новое пальто,
То — «музыкальное лото»,
То — Михалкова, то — Барто,
Но это было все не то —
Не то, что я хотел!
Как жаль, что взрослые подчас
Совсем не понимают нас.
А детство, сами говорят,
Бывает только раз!

Валерий Брюсов
«Снежная Россия»

За полем снежным — поле снежное,
Безмерно-белые луга;
Везде — молчанье неизбежное,
Снега, снега, снега, снега!
Деревни кое-где расставлены,
Как пятна в безднах белизны:
Дома сугробами задавлены,
Плетни под снегом не видны.
Леса вдали чернеют, голые, —
Ветвей запутанная сеть.
Лишь ветер песни невеселые
В них, иней вея, смеет петь.
Змеится путь, в снегах затерянный:
По белизне — две борозды…
Лошадка, рысью неуверенной,
Новит чуть зримые следы.
Но скрылись санки — словно, белая,
Их поглотила пустота;
И вновь равнина опустелая
Нема, беззвучна и чиста.
И лишь вороны, стаей бдительной,
Порой над пустотой кружат,
Да вечером, в тиши томительной,
Горит оранжевый закат.
Огни лимонно-апельсинные
На небе бледно-голубом
Дрожат… Но быстро тени длинные
Закутывают все кругом.

Вера Инбер «Сеттер Джек»

Собачье сердце устроено так:
Полюбило — значит, навек!
Был славный малый и не дурак
Ирландский сеттер Джек.
  Как полагается, был он рыж,
По лапам оброс бахромой,
Коты и кошки окрестных крыш
Называли его чумой.
  Клеенчатый нос рылся в траве,
Вынюхивал влажный грунт;
Уши висели, как замшевые,
И каждое весило фунт.
  Касательно всяких собачьих дел
Совесть была чиста.
Хозяина Джек любил и жалел,
Что нет у него хвоста.
  В первый раз на аэродром
Он пришел зимой, в снег.
Хозяин сказал: «Не теперь, потом
Полетишь и ты, Джек!»
  Биплан взметнул снежную пыль,
У Джека — ноги врозь:
«Если это автомобиль,
То как же оно поднялось?»
  Но тут у Джека замер дух:
Хозяин взмыл над людьми.
Джек сказал: «Одно из двух —
Останься или возьми!»
  Но его хозяин все выше лез,
Треща, как стрекоза.
Джек смотрел, и вода небес
Заливала ему глаза.
  Люди, не заботясь о псе,
Возились у машин.
Джек думал: «Зачем все,
Если нужен один?»
  Прошло бесконечно много лет
(По часам пятнадцать минут),
Сел в снег летучий предмет,
Хозяин был снова тут...
  Пришли весною. Воздушный причал
Был бессолнечно-сер.
Хозяин надел шлем и сказал:
«Сядьте и вы, сэр!»
  Джек вздохнул, почесал бок,
Сел, облизнулся, и в путь!
Взглянул вниз и больше не смог,—
Такая напала жуть.
  «Земля бежит от меня так,
Будто я ее съем.
Люди не крупнее собак,
А собак не видно совсем».
 Хозяин смеется. Джек смущен
И думает: «Я свинья:
Если это может он,
Значит, могу и я».
  После чего спокойнее стал
И, повизгивая слегка,
Только судорожно зевал
И лаял на облака.
  Солнце, скрытое до сих пор,
Согрело одно крыло.
Но почему задохнулся мотор?
Но что произошло?
  Но почему земля опять
Стала так близка?
Но почему начала дрожать
Кожаная рука?
  Ветер свистел, выл, сек
По полным слез глазам.
Хозяин крикнул: «Прыгай, Джек,
Потому что... ты видишь сам!»
  Но Джек, припав к нему головой
И сам дрожа весь,
Успел сказать: «Господин мой,
Я останусь здесь...»
  На земле уже полумертвый нос
Положил на труп Джек,
И люди сказали: «Был пес,
А умер, как человек». 

Комментариев нет:

Отправить комментарий